«Бетховен: триумф и стоны великой эпохи в музыке и судьбе гения «

     Людвиг ван Бетховен был моложе Моцарта на четырнадцать лет. Можно сказать, что они жили практически в одно и то же время, дышали воздухом одной эпохи. Почему же тогда они думали по-разному, а их произведения звучали на совершенно непохожих языках?

Мудрые учителя говорят нам, что «талантливая музыка способна отражать действительность». Это означает, что гениальные композиторы запечатлевают в своих произведениях главные, эпохальные события, современниками которых они являются. Грандиозные события отражаются не только в музыке. Наиболее осязаемо они представлены в живописи и скульптуре. Например, гениальный испанский художник Франсиско Гойя сумел очень ярко и правдиво запечатлеть на холсте кровавое дыхание своей жуткой эпохи средневековой инквизиции с ее пытками, сожжением еретиков, унижением человека. Эпоха Возрождения преодолела мракобесие средних веков. Возвеличила Человека. Увидела в нем высшую ценность. Идеи гуманизма засияли на полотнах Леонардо да Винчи («Джоконда», «Дама с горностаем», «Портрет музыканта»), Рафаэля («Святой семейство», «Сикстинская мадонна»), Микеланджело («Страшный суд», статуя «Давид»). Примерно в те же годы на Руси более реалистичными, человечными стали образы святых на иконах Рублева. Художники XIX и XX веков сохранили для потомков память о зверствах войны и величии Победы: «Апофеоз войны» В.В. Верещегина, «Герника» П. Пикассо, «Фашист пролетел» А.А. Пластова, «Оборона Севастополя» А.А. Дейнека.

      Музыканты не менее ярко, а, возможно, даже еще эмоциональнее рисуют свою эпоху, используя те краски, которые им дает время. Средневековая музыка (476-1400гг.) жила в храмах, была накрепко связана с жизнью Церкви, обслуживала ее обряды. Палитра красок была ниспослана с небес. Поэтому доминантой той музыки являлись религиозные сюжеты. Затем наступил Музыкальный Ренессанс (1400-1600гг.): вслед за снижением роли Церкви в жизни общества стали набирать силу светские, нерелигиозные жанры. Церковная музыка в этот период также претерпела изменения: стала более зрелой, глубокой, проникновенной. В эпоху Барокко (1600-1750гг.) заметно возросла эмоциональность, сложность музыки. Стало больше музыкальных украшений. Период Классицизма (1750-1800гг.) характеризовался некоторым ослаблением внешней красивости и орнаментации музыкальных произведений. Кульминация стала заметно ярче. Еще больше возросла эмоциональная насыщенность. Наиболее яркими выразителями музыкального Классицизма стали Й. Гайдн, В.А. Моцарт и в определенной мере Л. ван Бетховен.

     Следуя логике этой классификации музыкальных эпох, было бы логично сделать вывод о том, что в творчестве Моцарта и Бетховена должно быть больше сходства, чем различий. На самом же деле, если в чем-то они и были похожи, так это, пожалуй, только своей талантливостью. По многим музыкальным элементам (идеи, музыкальные образы, темы, стилистика) они были категорически разными, как пришельцы из разных Галактик.

     Причина их несходства заключалась не только и не столько в том, что Моцарт по натуре был мягким, нежным, неконфликтным человеком, а Бетховен, напротив, обладал бунтарским беспокойным темпераментом.

      Тогда в чем же заключаются истинные причины несхожести музыкальных произведений двух гениев? Почему они, живя практически в одну эпоху, «воспевали» две совершенно разные Европы?

     Причина кроется в колоссальных по своей значимости для судеб всего человечества событиях, которые начались в Европе в 1789г., когда Бетховену  исполнилось девятнадцать лет, а Моцарту оставалось жить два года.  Именно в 1789г. образовалась огромная пропасть между прошлым и будущим человечества. Вольфганг Моцарт просто не успевал сделать шаг вперед из уходящей эпохи… Он остался плоть от плоти певцом Классицизма. Однако, об этом событии вселенского масштаба поговорим немного позже. А сейчас несколько сюжетов о молодых годах Бетховена.

       Людвиг ван Бетховен родился в 1770г. в городе Бонне, Германия. Его дедушка, также носивший имя Людвиг, приехал на немецкие земли из Фландрии (средневековое графство с голландскими корнями). Благодаря своей профессиональной музыкальной подготовке  был включен в придворную капеллу (оркестр в католической церкви) курфюрста-архиепископа Кельнского.

     Сын деда, Иоганн, выступал в той же капелле. Хорошо пел. Обладал талантом. Однако для семьи мало что сделал. Вел беспорядочный образ жизни, много пил. У него и его жены, Марии Магдалены Лайм (ее отцом был повар), родились семь детей. В живых остались Людвиг и его два младших брата.

      Семья жила бедно. Отец полагал, что Людвиг сможет обогатить семью, повторив опыт «чудесного» вознесения юного Моцарта на музыкальный Олимп. Относился к сыну очень жестоко. Первая попытка публичного выступления восьмилетнего Бетховена была не слишком удачной. Это охладило планы отца. Разочаровавшись в своих надеждах, он стал еще меньше заниматься с сыном. И все же целеустремленный Людвиг научился хорошо играть на фортепиано и скрипке. Несколько позже освоил альт, флейту и орган.  Со временем он стал виртуозным пианистом. И все же, полученные им знания были поверхностными, бессистемными, очень далекими от тех, которыми обладал Моцарт в этом же возрасте. Тем не менее, этих навыков было достаточно, чтобы Людвига приняли в придворный оркестр — надо было зарабатывать деньги. Он стал помощником органиста, а чуть позже стал концертмейстером придворного театра, познакомился там с произведениями Шекспира, Мольера, Лессинга.

     Профессиональная  подготовка и карьера Бетховена фактически началась в двенадцатилетнем возрасте, когда он стал учеником боннского придворного органиста К.Г. Нефе. Музыкальному развитию Людвига также способствовал сам эрцгерцог Максимилиан Франц, курфюрст (имперский князь) кёльнский.

     Композиторская деятельность началась в 1782г.  Людвиг сочинил вариации для клавира на тему марша композитора Е.Х. Дреслера. Надо сказать, что Бетховену, в отличие Моцарта, сочинение музыки давалось не так легко. Людвигу не всегда удавалось сразу, с первого, как говорят художники, мазка кисти, достигать желаемого результата. Случалось, что ему приходилось многократно перерабатывать чуть ли не каждую музыкальную фразу. Как бы то ни было, в детские и юношеские годы Людвиг, хотя и написал почти пятьдесят различных произведений, но по этому критерию многократно уступал более удачливому Вольфгангу.

       Молодой Бетховен стремился стать образованным человеком. Несмотря на то, что в силу сложившихся обстоятельств он окончил лишь низшую школу, тем не менее, он очень рано увлекся античной мифологией и литературой, поэзией Шиллера и Гёте. Когда представилась возможность, он стал посещать лекции по философии в Боннском университете. Постепенно выучил латынь, итальянский и французский языки. Уже тогда у Людвига начала формироваться огромная воля, умение концентрироваться на достижении поставленной цели.

     Когда ему было шестнадцать лет, он (при содействии эрцгерцога и некоторых богатых семейств Бонна) отправился учиться музыке в Вену. Там, в музыкальной столице Европы, он встретился с тридцатилетним Моцартом, уже признанным мэтром, корифеем европейской культуры. Моцарт очень высоко оценил талант молодого Бетховена: «Он всех заставит говорить о себе!»  К сожалению,  поучиться у великого музыканта не получилось. Внезапно пришла весть о серьезном заболевании мамы, а помочь ей, в том числе материально, мог только он, старший сын. Моцарт успел дать лишь несколько уроков Бетховену.  Юноша спешно уехал домой. Вернулся в Вену, уже навсегда, лишь спустя пять лет. К сожалению, не состоялся творческий союз двух гигантов, который мог бы преумножить музыкальный потенциал Бетховена.

       Говорят, история не терпит сослагательного наклонения («а что было бы, если бы…»). И все же мы вправе предположить,  что Бетховен, многократно усиленный обогащенный знаниями и опытом Моцарта, внес бы еще больший реформаторский вклад в мировую культуру. Следует подчеркнуть, что даже без гипотетического моцартовского вклада в музыкальный генофонд Бетховена, Людвиг был признан самым ярким, самым непревзойденным музыкантом всех времен и народов. Если на мгновение допустить возможность иного хода истории музыки, и талант Бетховена действительно преумножился, тогда, предположительно, наступила бы не эра романтизма (1820-1900гг.), а кратковременный этап растерянности, застоя, на смену которому пришел бы гипертрофированно активный период Модернизма.  Мы рассмотрели такой вымышленный поворот в мировой музыкальной истории с одной целью. Хотелось лишний раз показать тебе, что на ход глобальных событий может повлиять мощная целеустремленная Личность, смело черпающая, впитывающая в себя знания, накопленные предшествующими поколениями. Стань такой личностью!

 

     Можно бесконечно спорить о влиянии Моцарта на творческую судьбу Бетховена. Но, что не подлежит сомнению, так это огромное влияние на него событий, начавшихся в Европе в 1789г., о чем мы упомянули ранее.

     Дорогой друг, люби историю. Она поможет тебе приоткрыть многие тайны, связанные не только с политикой, но и искусством. Сейчас мы попытаемся разобраться, почему бетховенская музыка сделала крутой вираж и, нарушив привычный эволюционный ход развития, пошла, точнее, полетела, вознеслась по революционной траектории.

     Итак, углубимся в Историю. В 1789г. началась Французская революция, повлиявшая на весь ход мировой политики. Революция сломала старый общественный порядок, при котором произошло крайнее обнищание большинства французов на фоне непомерного обогащения монархической королевской семьи и малочисленных привилегированных сословий страны. В результате изменения общественного строя, демократизации страны возникло более прогрессивное, более справедливое общество. Новые реформаторские идеи стали распространяться по всему миру. В этом можно увидеть позитивное значение Французской революции, которую многие называют Великой. Большая часть европейцев, включая Бетховена, были вдохновлены этими переменами.

       Но у революции была и другая, трагическая, кровавая, сторона. За пятнадцать лет революционная борьба нового порядка со старым во Франции унесла почти два миллиона жизней. И это без учета людских потерь во время военных действий французской наполеоновской армии в европейских странах. На полях сражений, явившихся следствием тех революционных событий, полегло также около двух миллионов человек. А если к этому добавить жертвы от эпидемий и голода…

    Страшным итогом революции стало то обстоятельство, что во Франции за эти годы погиб каждый шестой француз!

   Огромное, все возрастающее, количество жертв политического террора во Франции привело к тому, что изобретенная в этой стане машина по уничтожению людей, гильотина, уже не успевала делать свое страшное дело. Её заменили ружьями. Террор ускорил свои шаги.

   Кровавая сторона революции, равно как и светлая прогрессивная составляющая великих перемен, привели к резкой поляризации добра и зла, к радикализации взглядов европейцев. И напротив, умеренность, взвешенность, компромиссность в мыслях и действиях европейцев на долгие годы отошли на задний план.

     Тектонические сдвиги в европейских столицах, землетрясение в умах миллионов, наполеоновские цунами крови, пронесшиеся через всю Европу, – все это прошло через сверхчувствительное сердце Бетховена. Угнетало его и то обстоятельство, что он, из-за своей молодости, незрелости не мог стать предтечей революции, активным участником событий. Тяжело было смириться с тем, что на его долю выпала лишь пассивная, созерцательная роль.

     Еще одно трагическое противоречие в судьбе Бетховена иссушало его душу. Являясь яростным поборником личной свободы, он в то же время осознанно, добровольно стал рабом своей исторической и культурной миссии. Нечеловечески тяжело было идти выбранной дорогой. Но стократ тяжелее – отказаться от предначертанного пути…

        Детство и юношеские годы закончились. Как-то очень быстро он превратился в тысячелетнего мудреца, отрешенного от мирской суеты. Его мировоззренческий разрыв с окружавшими его современниками достиг непреодолимых величин. Радикально усилились взрывные, бунтарские, свободолюбивые черты его характера. Берущие начало из тяжелого детства замкнутость, резкость и даже грубость достигли своего максимума.

      Кто-то из вас может усомниться, неужели революционные события во Франции действительно могли столь драматически повлиять на Бетховена? Для того чтобы разобраться в этом вопросе, мне как-то предложили (при условии, что я согласую этот эксперимент с родителями) почитать безостановочно хотя бы полчаса любой серьезный аналитический материал о трагедийной стороне Великой французской революции. Поверь, что очень скоро меня охватило чувство тревоги, ужаса, безысходности, катастрофы. Мне показалось, что еще немного, и я  впаду  в не очень приятное психологическое состояние. Посмотрел в зеркало. Даже после столь мимолетного погружения в ту эпоху я увидел в зеркале вроде бы знакомое отражение, но  с какими-то неестественно широко открытыми, слегка испуганными глазами, взъерошенными волосами и отрешенным взглядом! А ведь я заглянул туда с безопасного расстояния в двести лет! Согласись, что смотреть фильм-трагедию «Экипаж», сидя в комфортном кресле кинотеатра, и реально быть на борту терпящего катастрофу самолета не одно и то же…

    Изменился не только характер Бетховена. Сформировалась особенная, неповторимая бетховенская музыка, которая до сих пор является самой востребованной и часто исполняемой в мире.

     Четкие ритмы, простые, яркие, запоминающиеся мотивы стали все активнее дополняться мощными, обостренными до предела, контрастирующими между собой темами и музыкальными формами. Кантилена сохранилась, но напевность, плавность мелодии были серьезно оттеснены глубоко драматическими, тревожными компонентами в его произведениях. До предела обострил противоборство контрастирующих тем и форм. Диссонансы зазвучали острее, драматичнее, Развлекательная функция его музыки, если когда-то и существовала в микроскопических величинах, окончательно исчезла.

     С особой силой зазвучали идеи борьбы за свободу человека, победы героической личности. Лейтмотивом многих его творений стало бетховенское кредо: «через борьбу к победе». Он мечтал о счастье человечества… В финале его Девятой симфонии, которая стала итогом всей творческой жизни Бетховена, его завещанием людям, зазвучал гимн освобожденному человечеству. Акцент был сделан на словах из оды Шиллера «К радости»:   «Люди – братья меж собой! Обнимитесь, миллионы! Слейтесь в радости одной!» Следует особо подчеркнуть, что первая и вторая части Девятой симфонии признаются многими как вершина творчества человечества. Схожие идеи прозвучали в Пятом фортепианном концерте, Третьей (Героической) и Пятой симфониях.

     Говорят, что все болезни – от нервов. Так это или нет, знают только доктора. Что достоверно знаем мы, так это то, что нести такую гигантскую психологическую ношу, которая легла на плечи Бетховена, просто невозможно. Совпадение это или нет, но в 1798г., в самый разгар революционных событий во Франции, у молодого Бетховена начались проблемы со здоровьем. Удар пришелся по самому тонкому инструменту музыканта, каким является слух. Глухота прогрессировала, и через десять лет Людвигу пришлось прекратить свою концертную деятельность. Это был жестокий удар судьбы. Все чаще его стали посещать самые трагические мысли. В это тяжелое для него время он не мог ждать поддержки от кого бы то ни было. Он был, по существу, очень одинок. «У меня нет друзей»  — признавался Бетховен в тот период. Семьи у него практически не было. Юношеская влюбленность в Лорхен Брейнинг возникла слишком рано и безболезненно растворилась во времени. Другое дело, зрелая, выстраданная, долгожданная и, как многие считают, единственная в жизни великого музыканта настоящая любовь сорокалетнего Бетховена к молоденькой графине Джульетте Гвиччарди. Возможно, это было одностороннее чувство. Джульетта, похоже, не любила Людвига по-настоящему. Она предпочла создать семью с другим, родовитым и богатым. Еще один удар…

      И без того тяжелое психологическое состояние усугублялось обострившемся чувством несчастья, ущербности из-за того, что его лицо еще в детстве было обезображено оспой.

     Лишь благодаря присущей Бетховену твердой воле, самообладанию, целеустремленности он смог заставить себя пережить трагедию со здоровьем, несчастную любовь. В письме своему врачу он поклялся: «Я возьму судьбу за горло!» И он сумел преодолеть депрессию. Научился сочинять музыку, не слыша ее, с помощью своего воображения. И еще почти двадцать лет он творил музыку, демонстрируя временами невиданную работоспособность, сменявшуюся иногда апатией, нежеланием работать…  Пожертвовав собой, Бетховен смог ярче других отразить в музыке Великую эпоху.

     Умная, прозорливая музыка Людвига ван Бетховена бессмертна. Она призвана указать людям дорогу в светлое будущее, где человечество, наконец, обретет гармонию.

     Мир будет ждать нового Бетховена. Возможно, целью его творчества, его призванием станет единение землян перед лицом новых вызовов планетарного и вселенского масштаба. Разговор с  Космосом только начинается…  



Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов)
Loading...
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *