ПРОБЛЕМЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ МУЗЫКАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ ГЛАЗАМИ УЧИТЕЛЯ ДЕТСКОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ ШКОЛЫ

А.М ФИЛЬЧЕНКОВ

Телефон 89629234452

                                                                                                        Моя мечта – увидеть будущее музыки 

     Волшебные звуки музыки – крылатые качели – благодаря гению человечества взлетели выше неба. Но всегда ли это небо было безоблачным для музыки?  «Только радость впереди?», «Не ведая преград?”  Взрослея, музыка, подобно людской жизни, как и судьба нашей планеты, видела разное…

     Музыка — самое хрупкое творение человека – не раз за свою историю подвергалась испытаниям. Она прошла через средневековое мракобесие, сквозь войны, столетние и молниеносные, локальные и мировые.  Перешагнула через революции, пандемии, «холодную войну». Репрессии в нашей стране сломали судьбы многих  творческих людей, но также заставили замолчать и некоторые музыкальные инструменты. Была репрессирована… гитара.

     И все же, музыка, хотя и с потерями, но выживала.

     Не менее трудными для музыки были и периоды…  безоблачного, благополучного существования человечества. В эти счастливые годы, как считают многие культурологи, «рождается» меньше гениев. Меньше, чем  в эпоху социальных и политических потрясений!  Среди ученых бытует мнение,  что феномен рождения гения, действительно, парадоксален своей нелинейной зависимостью от «качества» эпохи, степени ее благосклонности к культуре.

      Так, музыка Бетховена  родилась в трагическое для Европы время, возникла как «ответ»  на страшную кровавую эпоху Наполеона, эпоху французской революции.  Русский культурный взлёт  XIX века состоялся не в райских кущах Эдема.  Рахманинов продолжал творить (хотя и с огромными перерывами) за пределами любимой им России. На его творческую судьбу обрушилась революция. Андрес Сеговия Торрес спасал и возвеличивал гитару в годы, когда музыка в Испании задыхалась. Его родина проиграла в войне величие морской державы. Закачалась королевская власть. Земля Сервантеса, Веласкеса, Гойи выстрадала первое смертельное сражение с фашизмом. И проиграла…

     Конечно же, было бы жестоко даже рассуждать о моделировании общественно-политической катастрофы с одной лишь целью: пробудить гения, создав для него питательную среду, действуя по принципу «чем хуже, тем лучше».  И, все же,  на культуру можно повлиять, не прибегая к скальпелю.  Человек способен  помочь  музыке.

      Музыка – нежное явление. Она не умеет воевать, хотя и способна сражаться против Тьмы. Музыка  нуждается в нашем участии. Она отзывчива на доброжелательность правителей, людскую любовь. Её судьба зависит от самоотверженного труда музыкантов и, во многом, от учителей музыки.

     Являясь педагогом детской музыкальной школы им. Иванова-Крамского, я, как и многие мои коллеги, мечтаем помочь детям успешно пройти дорогу к музыке в современных непростых условиях реформирования системы музыкального образования. Музыке и детям, да и взрослым тоже, нелегко жить в эпоху перемен.

      Эпоха революций и реформ…  Хотим мы этого или нет, но на вызовы времени нельзя не отвечать.  При этом, вырабатывая новые подходы и механизмы реагирования на глобальные проблемы, важно не только руководствоваться интересами человечества и нашей большой страны, но и не упускать из вида мечты и чаяния «маленького» юного музыканта. Каким же образом, по возможности, безболезненно реформировать музыкальное образование, сохранить полезное старое, отказаться (или реформировать) от изжившего, ненужного?  И сделать это необходимо, учитывая новые императивы нашего времени.

     Да и зачем вообще нужны реформы? Ведь многие эксперты, хотя и не все, считают нашу модель музыкального образования  весьма эффективной.

     Каждый живущий на нашей планете в той или иной степени сталкивается (и уж наверняка столкнется в будущем) с глобальными проблемами человечества. Это    и проблема обеспечения человечества ресурсами (промышленными, водными и продовольственными), и проблема демографического дисбаланса, способные привести к «взрыву», голоду, войнам на планете. Над человечеством  нависла угроза термоядерной войны. Как никогда ранее, остро стоит проблема сохранения мира. Грядет экологическая катастрофа. Терроризм. Эпидемии неизлечимых заболеваний. Проблема Север – Юг. Перечень можно продолжить. Ещё в XIX веке французский естествоиспытатель Ж.Б. Лемарк мрачно пошутил: «Человек – это как раз тот самый вид, который уничтожит сам себя».

      Многие отечественные и зарубежные эксперты в области музыкальной культурологии уже сейчас отмечают рост негативного влияния некоторых глобальных процессов на «качество» музыки, «качество» человека, качество музыкального образования.

      Как реагировать на эти вызовы? Революционным путем или эволюционным?  Объединять усилия многих государств или бороться поодиночке?  Культурный суверенитет или культурный интернационал? Некоторые специалисты видят выход из положения  в политике глобализации экономики, развитии международного разделения труда, углублении мировой кооперации. В настоящее время —  это, пожалуй, доминирующая, хотя и не бесспорная модель мироустройства. Важно отметить, что не все специалисты согласны с методами предотвращения глобальных катастроф на принципах глобализации. Многие эксперты предрекают выход на передний план в обозримой перспективе  неоконсервативной модели строительства мира. В любом случае, решение многих проблем  видится  в консолидации усилий конфликтующих сторон на принципах научности, постепенности реформ, взаимного учета мнений и позиций, опробирования разных подходов на основе эксперимента, на принципах конструктивного соперничества.  Возможно, к примеру, было бы целесообразно создать альтернативные модели детских музыкальных школ, в том числе на хозрасчетной основе. «Пусть расцветают сто цветов!»  Важно также искать компромиссы по вопросам приоритетов, целей, инструментария реформ. Целесообразно освободить, насколько это возможно, реформу от политической составляющей, когда преобразования используются не столько ради  самой музыки, сколько в интересах групп стран, в  корпоративных интересах как инструмент ослабления конкурентов.

     Новые подходы к решению стоящих перед человечеством  задач  диктуют свои требования к человеческим ресурсам. Новый современный человек меняется. Он  должен соответствовать новым производственным отношениям. Меняются критерии и требования, предъявляемые к человеку в современных условиях. Меняются и дети. Именно на детские музыкальные школы, как первичное звено системы музыкального образования, ложится миссия встречать «других», «новых» мальчиков и девочек, настраивать их на нужную «тональность».

     На поставленный выше вопрос,  необходимы ли реформы в области преподавания музыки, ответ, пожалуй, можно было бы сформулировать следующим образом. Новые стереотипы в поведении молодых людей, видоизменяющиеся ценностные ориентиры, новый уровень прагматизма, рационализма и многое другое требуют адекватной реакции со стороны педагогов, выработки новых подходов и методик для корректировки и адаптации современного ученика к тем традиционным, проверенным временем, требованиям, благодаря которым великие музыканты «прошлого» взлетали к звездам. А ведь время ставит перед нами не только проблемы, связанные с человеческим фактором. Юный талант, сам того не осознавая, испытывает на себе последствия  слома старой экономической и политической модели развития,  международный прессинг…

     За последние 25 лет  со времени распада СССР и начала построения нового общества  были и светлые, и негативные страницы в истории реформирования отечественной системы музыкального образования. Сложный период 90-х годов сменился этапом более взвешенных подходов к реформам.

     Важным и необходимым шагом в реорганизации системы отечественного музыкального образования стало принятие Правительством РФ «Концепции развития образования в сфере культуры и искусства в Российской Федерации на 2008-2015 годы». В каждой строчке этого документа просматривается желание авторов помочь музыке выжить, а также дать импульс  ее дальнейшему развитию. Видно, что у создателей «Концепции» болит душа за нашу культуру и искусство. Вполне понятно, что невозможно сразу, в одночасье, решить все проблемы, связанные с адаптацией музыкальной инфраструктуры к новым реалиям. Этим и объясняется, на наш взгляд, излишне технический, не в полной мере концептуальный подход к преодолению новых вызовов времени. Хотя следует признать, что тщательно продуманная конкретика, хорошо (хотя и неполно) обозначенные проблемы художественного образования четко ориентируют учебные организации страны на расшивку узких мест. Вместе с тем, справедливости ради, следует заметить, что не в полной мере показаны инструменты, способы и методы решения некоторых проблем в условиях новых рыночных отношений. Дуализм переходного периода предполагает неоднозначный двойственный подход к решаемым задачам.

     По вполне понятным причинам, авторы были вынуждены обойти некоторые сущностные элементы реформы музыкального образования. К примеру, оставлены за скобками вопросы финансирования и материально-технического обеспечения системы образования, а также создание новой системы оплаты труда учителей. Как в новых хозяйственных условиях определить соотношение государственных и рыночных инструментов в обеспечении  карьерного роста молодых музыкантов (госзаказ или потребности рынка)? Как воздействовать на учеников – либерализация учебного процесса или его регламентация, жесткий контроль? Кто доминирует в процессе обучения, преподаватель или ученик? Как обеспечивать строительство музыкальной инфраструктуры – государственные инвестиции или инициатива частных организаций? Национальная самобытность или «болонизация»?  Децентрализация сиcтемы управления данной отраслью или сохранение строгого государственного контроля? А если жесткая регламентация, то насколько это будет эффективно? Каким будет приемлемое для российских условий соотношение форм учебных учреждений – государственных, общественных, частных?    Либеральный или неоконсервативный подход?

     Одним из позитивных, на наш взгляд, моментов в процессе реформирования  явилось частичное (по мнению радикально настроенных реформаторов, крайне незначительное) ослабление государственного контроля и управления  системой музыкального образования. Следует признать, что некоторая децентрализация управления системой происходила скорее де-факто, чем де-юре. Даже принятие в 2013 году закона об образовании не решило кардинальным образом данную задачу. Хотя,  конечно, многими в музыкальных кругах нашей страны было положительно  воспринято декларирование автономии образовательных организаций, свободы педагогических работников и родителей учащихся в управлении образовательными организациями (3.1.9). Если раньше все учебные  программы утверждались на уровне министерства культуры и образования, то теперь музыкальные учреждения стали немного более свободными в составлении учебных планов, расширении круга изучаемых музыкальных произведений, а также в том, что касается  преподавания современных направлений музыкального искусства, включая джаз, авангард и др.

     Высокой, в целом, оценки заслуживает принятая Министерством культуры РФ «Программа развития системы российского музыкального образования на период с 2015 по 2020 годы и план мероприятий по ее реализации». Вместе с тем,  думается, что этот важный документ можно было бы частично дополнить. Сравним его с  принятой в США в 2007 году на Тэнглвудском (втором) симпозиуме  «Charting for Future»  программой «Основные направления реформы музыкального образования США на последующие 40 лет». На наш  субъективный взгляд, американский документ, в отличие от российского, имеет слишком общий, декларативный, рекомендательный характер. Он не подкреплен конкретными предложениями и рекомендациями о путях и методах реализации намеченного. Некоторые эксперты оправдывают излишне пространный характер американского  документа тем обстоятельством, что именно тогда в США разразился острейший финансовый кризис 2007-2008 годов.  Строить же в таких условиях планы на будущее, по их мнению, весьма затруднительно. Нам представляется, что реализуемость  перспективных планов (российских и американских) зависит не только от степени проработанности задуманного, но и от умения «верхов» заинтересовать музыкальное сообщество двух стран поддержать принятые программы. Кроме того, многое будет зависеть от способности высшего руководства добиться желаемого результата, от наличия у «верхов» административного ресурса. Как тут не сравнить алгоритм  принятия решений и их исполнения в США, КНР и РФ.

       Как положительное явление многими экспертами рассматривается осторожный подход в России к реформированию организационной структуры музыкального образования. Многие по-прежнему  считают, что созданная в 20-е и 30-е годы ХХ века в нашей стране модель дифференцированного трехступенчатого музыкального образования является уникальной и высокоэффективной. Напомним, что в самом схематичном виде она включает в себя начальное музыкальное образование в детских музыкальных школах, среднее специальное образование в музыкальных колледжах – училищах и  высшее музыкальное образование в ВУЗах и консерваториях. В 1935 году при консерваториях были также созданы музыкальные школы для талантливых детей.  До «перестройки» в СССР было свыше 5 тысяч детских музыкальных школ, 230 музыкальных училищ, 10 училищ искусств, 12 музыкальных педагогических училищ, 20 консерваторий, 3 музыкально-педагогических института, свыше 40 музыкальных факультетов при педагогических институтах. Многие полагают, что сила этой системы кроется в возможности сочетать принцип массовости с индивидуальным трепетным отношением к  способным ученикам, предоставлении им возможности профессионального роста. По мнению некоторых ведущих отечественных музыковедов (в частности, члена союза композиторов России, кандидата искусствоведения, профессора Л.А. Купец),  трехступенчатое музыкальное образование должно быть сохранено, претерпев лишь поверхностные корректировки, в частности в том, что касается приведения дипломов об окончании отечественных музыкальных учреждений в соответствие с требованиями ведущих зарубежных музыкальных образовательных центров.

     Особого внимания заслуживает американский опыт обеспечения высокого конкурентного уровня музыкального искусства в стране.

    Внимание в США к музыке огромное. В правительственных кругах и в музыкальном сообществе этой страны широко обсуждают как национальные достижения, так и проблемы в мире музыки, в том числе в сфере музыкального образования. Широкие дискуссии приурочены, в частности, к ежегодно отмечаемому в США «Дню поддержки искусства» (“Art Advocacy Day”), который, например, в 2017 году пришелся на 20-21 марта. В значительной мере такое внимание обусловлено, с одной стороны, стремлением сохранить престиж американского искусства, а, с другой стороны, желанием использовать  интеллектуальные ресурсы музыки, музыкального образования для повышения иммунитета общества в борьбе за сохранение американского технологического и экономического лидерства в мире. На слушаниях в Конгрессе США о влиянии искусства и музыки на экономику страны (“The Economic and Employment Impact of the Arts and Music Industry”, Hearing before US House of Representatives, march 26, 2009) для  продвижения идеи более активного  использования возможностей искусства в решении общенациональных задач были использованы следующие слова президента Абамы:  «Искусство и музыка играют очень важную роль в повышении качества рабочей силы страны, улучшении качества жизни, положения в школах».

     О роли личности, значении качества личности высказался известный американский промышленник Генри Форд: «Вы можете забрать мои заводы, мои деньги, сжечь мои здания, но оставьте мне моих людей, и, прежде чем Вы опомнитесь, я все восстановлю и опять буду впереди Вас…»

      Большинство американских экспертов полагает, что обучение музыке активизирует интеллектуальную деятельность человека, повышает его  IQ, развивает креативность человека, воображение, абстрактное мышление, инновационность. Ученые Висконсинского университета пришли к выводу, что обучающиеся игре на фортепиано демонстрируют более высокую  (на 34% выше по сравнению с другими детьми) активность тех участков головного мозга, которые максимально используются человеком в решении задач в области математики, науки, техники и технологии.   

     Думается, в музыкальных кругах США приветствовалось бы появление на американском книжном рынке монографии Кирнарской Д.К. «Классическая музыка для всех». Особый интерес для американских экспертов могло бы представить следующее утверждение автора: «Классическая музыка… — хранитель и воспитатель душевной чуткости, интеллигентности, культуры и чувства… Каждый, кто полюбит классическую музыку, через некоторое время изменится: он станет деликатнее, умнее, а ход его мыслей приобретет большую изощренность, тонкость, нетривиальность».

     Кроме всего прочего, музыка, по мнению ведущих американских политологов, приносит обществу огромную прямую экономическую пользу. Музыкальный сегмент американского общества существенно пополняет бюджет США. Так, все предприятия и организации, функционирующие в сфере культуры США, ежегодно зарабатывают 166 млрд. долл., дают работу 5,7 млн. американцев (1,01% от количества занятых в американской экономике) и приносят в бюджет страны около 30 млрд. долл.

    А как измерить в денежном выражении то обстоятельство, что учащиеся, занятые в школьных музыкальных программах, значительно меньше рискуют оказаться вовлеченными в криминал, потребление наркотиков и алкоголя? К положительным выводам о роли музыки в этой сфере  пришла, например, Комиссия по наркотикам и алкоголю штата Техас.

     И, наконец, многие американские ученые уверены, что музыка и искусство способны решать проблемы глобального выживания человечества в новых цивилизационных условиях. По мнению американского эксперта в области музыки Эллиота Эйснера ( автор материала “Implications of the New Educational Conservatism  for the Future of the Art Education”, Hearing, Congress of the USA, 1984), «только преподаватели музыки знают, что искусство и гуманитарные науки являются наиважнейшим связующим звеном между прошлым и будущем, помогают нам сохранить человеческие ценности в век электроники и машин». Любопытно высказывание на этот счет Джона Ф. Кеннеди: «Искусство отнюдь не является чем-то второстепенным в жизни нации. Оно очень близко к главному предначертанию государства, и является лакмусовой бумажкой, которая позволяет оценить степень его цивилизованности».

     Важно отметить, что российская  образовательная модель (особенно, развитая система детских музыкальных школ  и школы для талантливых детей)  не стыкуется с подавляющим большинством зарубежных  систем отбора и подготовки музыкантов. За пределами нашей страны за редким исключением (Германия, Китай) не практикуется схожая с российской трехступенчатая система подготовки музыкантов. Насколько эффективна отечественная модель музыкального образования? Многое можно понять, сравнивая свой опыт с практикой зарубежных стран.

     Музыкальное образование в США является одним из лучших в мире,  хотя по некоторым критериям, как считают многие эксперты, все же уступает российскому.

     К примеру, североатлантическая модель (по некоторым сущностным критериям получила название «макдональдизация»), при некоторой внешней схожести с нашей, является более  простой по своей структуре и, возможно, несколько  менее эффективной.

      Несмотря на то, что в США первые уроки музыки (один-два урока в неделю) рекомендовано проводить  уже в  начальной общеобразовательной школе, однако на практике это далеко не всегда получается. Обучение музыке не является обязательным. В реальности, музыкальные уроки в американских общеобразовательных школах,  как обязательные, начинаются только  с  восьмого класса, то есть в возрасте 13-14 лет. Это, даже по признанию западных музыковедов, слишком поздно. По некоторым оценкам, фактически, 1,3  млн. учеников начальных школ не имеют возможности учиться музыке. Свыше 8000  государственных общеобразовательных школ в США не дают музыкальные уроки. Как известно, ситуация в России в этом сегменте музыкального образования также крайне неблагоприятная.

       Музыкальное образование в США можно получить в  консерваториях, институтах, музыкальных университетах,  на музыкальных факультетах университетов, а также в музыкальных школах (колледжах), многие из которых  инкорпорированы в университеты, институты. Следует пояснить, что эти школы/колледжи не являются аналогами российских детских музыкальных школ.  Наиболее престижными из  американских музыкальных образовательных учреждений являются Curtis Institute of Music, Julliard School, Berklee College of Music, New England Conservatory, Eastman School of Music, San Francisco Conservatory of Music и другие. В США насчитывается более 20 консерваторий (само название «консерватория» у американцев слишком условное; так могут именоваться некоторые институты и даже колледжи).  Большинство консерваторий строят обучение на классической музыке. Не менее семи  консерваторий  изучают современную музыку. Плата (только за обучение) в одном из самых престижных  американских вузов  Julliard School превышает  40 тысяч долларов в год. Это в два – три раза выше, чем в обычных  музыкальных вузах США. Примечательно,  что впервые в американской истории Julliard School  создает за пределами США свой филиал в городе Тяньцзине (КНР).

     Нишу детского специального музыкального образования в США частично закрывают подготовительные школы (Preparatory Schools), которые функционируют почти во всех крупных консерваториях и «музыкальных школах»  США. Де-юре обучаться в подготовительных школах могут дети с шестилетнего возраста. После завершения учебы в Preparatory School ученик может поступить в музыкальный вуз и претендовать на получение квалификации “Bachelor of Music Education” (аналогия уровню знаний после трех лет обучения в наших вузах), “Master of Music Education(подобно нашей магистратуре), “Doctor Ph. D in Music” (отдаленно напоминает нашу аспирантуру).

     Теоретически возможно в будущем создание в США на базе общеобразовательных “Magnet schools” (школы для одаренных детей) специализированных музыкальных школ начального звена образования.

     В настоящее время в  США насчитывается 94 тысячи музыкальных учителей (0,003% от всего населения страны). Размер их средней зарплаты составляет 65 тысяч долларов в год (колеблется от 33 тысяч долларов до 130 тысяч). По другим данным, средний размер их оплаты труда несколько ниже. Если исчислить оплату труда американского учителя музыки в расчете на один час преподавания, то размер средней зарплаты составит 28,43 доллара за  час.

     Сущностью  американского метода обучения («макдональдизация»), в частности,  является максимальное унифицирование, формализация и стандартизация образования.  Особое неприятие у некоторых российских  музыкантов и ученых вызывает то обстоятельство, что  этот метод ведет к снижению креативности обучаемого. Вместе с тем, североатлантическая модель имеет немало плюсов.  Она весьма функциональна, добротна. Позволяет ученику сравнительно быстро набирать высокий уровень профессионализма. К слову сказать, примером американского прагматизма и предприимчивости может служить тот факт, что  американцам удалось за короткий срок наладить систему лечения музыкой, и довести число музыкальных терапевтов в США до 7 тысяч.

      Кроме упомянутой выше тенденции к снижению креативности студентов, растущих проблем с музыкальным обучением в общеобразовательных школах американское музыкальное сообщество озабочено сокращением бюджетного финансирования музыкального образовательного кластера. Многих волнует то обстоятельство, что местные и центральные власти страны не в полной мере осознают важность обучения молодых американцев искусству и музыки. Остро стоит также проблема подбора, подготовки учителей, текучести кадров. Часть этих проблем были рассмотрены профессором, деканом музыкальной школы Мичиганского университета Паулем Р. Лейманом в его докладе на слушаниях в Конгрессе США в подкомитете по вопросам начального, среднего и профессионально-технического образования.

      С 80-х годов прошлого столетия в США остро стоит вопрос о реформировании национальной системы подготовки музыкальных кадров. В 1967 году на первом Тэнглвудском симпозиуме были выработаны рекомендации, как повысить эффективность музыкального образования. Планы реформ в этой области были составлены  на  40- летний период. В 2007 году, по истечении этого срока, состоялась вторая встреча признанных преподавателей музыки, исполнителей, ученых и экспертов. Новый симпозиум “Tanglewood II: Charting for Future” принял декларацию об основных направлениях реформы образования на следующие 40 лет.

       В 1999 году была проведена научная конференция  “The Housewright Symposium/Vision 2020”, где была предпринята попытка выработать подходы к музыкальному образованию на 20-летний период. Была принята соответствующая декларация.

      Для обсуждения вопросов, связанных с музыкальным образованием в начальных и средних общеобразовательных школах США, в 2012 году была создана всеамериканская организация “The Music Education Policy Roundtable”. Свою пользу приносят следующие ассоциации американских музыкальных деятелей:  American  String Teachers Association, International Society for Music Education, International Society for Philosophy of Music Education, National Association for Music Education, Music Teachers National Association.

      В 1994 году были приняты (а в 2014 году дополнены) национальные стандарты музыкального образования. Некоторые эксперты считают, что  стандарты изложены в слишком общем виде. Кроме того, данные стандарты были утверждены только частью штатов, в силу того, что они обладают высокой степенью самостоятельности в принятии такого рода решений. Часть штатов разработали собственные стандарты, а часть – вообще не поддержали эту инициативу. Это подтверждает тезис о том, что в американской образовательной системе именно частный сектор, а не министерство образования, устанавливает стандарты музыкального обучения.

      Из США перенесёмся в Европу, в Россию. Европейская Болонская реформа (понимаемая как средство гармонизации систем образования  стран, входящих в Европейское Сообщество), сделав в 2003 году первые шаги в нашей стране, застопорилась. Она столкнулась с неприятием её со стороны значительной части отечественной музыкальной общественности. Особое сопротивление встретили попытки  сверху, без широкого обсуждения,  регламентировать численность музыкальных учреждений и преподавателей музыки в Российской Федерации.

     До настоящего времени болонская система существует в нашей музыкальной среде фактически в спящем состоянии. Ее положительные стороны (сопоставимость уровней подготовки специалистов, мобильность обучающихся и преподавателей,  унификация требований к студентам и др.) нивелируются, как считают многие, модульными системами обучения, «несовершенством» системы научных степеней, присуждаемых по итогам обучения. Некоторые эксперты полагают, что, несмотря на значительный прогресс, остается недоработанной система взаимного признания свидетельств об образовании.  Особенно остро эти «нестыковки»  воспринимаются государствами, не входящими в Европейское сообщество, а также странами-кандидатами на вступление в Болонскую систему. Присоединяющимся к этой системе странам предстоит непростая работа по состыковке учебных программ. Им также придется решать возникающую в результате внедрения этой системы проблему  снижения у студентов  уровня аналитичности мышления, критического отношения к  учебному материалу.

     Для более фундаментального осмысления проблемы болонизации отечественной системы музыкального образования целесообразно обратиться к трудам известного музыковеда, пианиста, профессора  К.В. Зенкина, других выдающихся экспертов-искусствоведов.

     На каком-то этапе можно было бы выйти (с определенными оговорками) перед Европейским Сообществом, которое увлечено идеей унифицирования систем музыкального образования в Европе, с инициативой расширить географические рамки этой идеи сначала до евразийских, а со временем и до глобальных масштабов.

      В Великобритании прижилась выриативная система подготовки музыкантов. Популярны частные школьные преподаватели. Имеется небольшое  количество детских субботних музыкальных школ и несколько элитных специализированных музыкальных школ типа школы Purcell, находящейся под патронажем Принца Уэльского. Высшее звено музыкально образования в Англии, как и в большинстве стран мира, по своей форме, структуре имеет много общего. Различия касаются качества преподавания, методов, форм  обучения, уровня компьютеризации, систем мотивации учащихся, степенью контроля и оценки каждого ученика и др. 

      В вопросах музыкального образования несколько особняком от большинства западных стран стоит Германия с ее богатым опытом музыкального образования. Кстати, немецкая и российская системы имеют много общего. Как известно, в XIX  веке мы многое заимствовали из музыкальной школы Германии.

     В настоящее время в ФРГ существует разветвленная сеть музыкальных школ. В  начале XXI века их число увеличилось до 980 (для сравнения, в России насчитывается почти шесть тысяч детских музыкальных школ). Большое число из них являются платными Общественными (государственными) учреждениями, управляемыми городскими властями и органами местного самоуправления. Их учебные планы, структура строго регламентированы. Участие государства в их управлении минимальное, символическое. Примерно  35 тысяч учителей этих школ обучают почти 900 тысяч учеников (в РФ в высшем профессиональном образовании нормативными актами установлено соотношение профессорско-преподавательского состава к количеству учащихся как 1 к 10). В ФРГ  имеются также частные (свыше 300) и коммерческие музыкальные школы. В немецких музыкальных школах существует четыре уровня обучения: начальный (с 4-6 лет), средний нижний, средний и повышенный (высший — бесплатно). В каждом из них обучение рассчитано на 2-4 года. Более или менее полное музыкальное образование обходится родителям примерно в 30-50 тысяч евро.

     Что касается обычных средних школ-гимназий (Gymnasium) и общеобразовательных школ (Gesamtschule), базовый (начальный) музыкальный курс (ученик может выбирать либо учиться музыке, либо осваивать изобразительное  или театральное искусство) составляет 2-3 часа в неделю. Факультативный, более интенсивный, музыкальный курс предусматривает занятия по 5-6 часов в неделю.  Учебная программа предполагает освоение общей теории музыки, нотной грамоты,  основ гармонии. Практически каждая гимназия и общеобразовательная школа  имеет  кабинет, оборудованный аудио- и видеоаппаратурой (каждый пятый учитель музыки в Германии обучен работе с MIDI аппаратурой). Имеется несколько музыкальных инструментов. Обучение, как правило, ведется группами по пять человек, каждый  со своим инструментом. Практикуется создание небольших оркестров.

      Важно отметить, что немецкие музыкальные школы (кроме общественных) не имеют единой учебной программы.

     Высший уровень образования (консерватории, университеты) предусматривают обучение в течении 4-5 лет.  Университеты специализируются на  подготовке преподавателей музыки, консерватории – исполнителей, дирижеров. Выпускники защищают дипломную (или диссертационную) работу и получают степень магистра. В дальнейшем возможна защита докторской диссертации. В Германии функционируют 17 высших музыкальных заведений, в том числе четыре консерватории и приравненные к ним 13 высших школ (не считая профильные факультеты и отделения в университетах).

       В Германии пользуются спросом и частные преподаватели. Согласно данным немецкого профсоюза независимых преподавателей, численность только официально зарегистрированных частных учителей музыки превышает 6 тысяч человек.

     Отличительной чертой немецких музыкальных вузов является весьма высокая степень автономности, независимости студентов. Они самостоятельно составляют свой учебный план, выбирают, какие лекции и семинары посещать (не меньшей, а быть может даже большей свободой в выборе методов обучения, системы оценки успеваемости, составлении  тематического учебного плана отличается обучение музыке в Австралии). В Германии основное учебное время приходится на индивидуальные занятия с преподавателем. Очень развита  сценическая, гастрольная практика. В стране насчитывается около 150 непрофессиональных оркестров. Популярны выступления музыкантов в храмах.

     Немецкие чиновники от искусства поощряют перспективные новаторские разработки по вопросам дальнейшего развития музыки и музыкального образования. К примеру, они положительно отнеслись  к идее открытия Института поддержки и изучения музыкальных талантов при университете Патерборна.

     Важно подчеркнуть, что в Германии немало усилий прилагается к поддержанию весьма высокого уровня общей музыкальной грамотности населения.

       Вернемся к российской системе музыкального  образования. Подвергается резкой критике, но пока остается нетронутой отечественная система музыкального  в о с п и т а н и я  и образования.  Эта система имеет своей целью подготовку музыканта одновременно и как профессионала и как высококультурной  личности, воспитанной на идеалах гуманизма, служения своей стране.

      В основу этой системы были заложены заимствованные Россией в XIX веке некоторые элементы немецкой модели воспитания гражданских и общественно полезных качеств личности, получившей в Германии название Bildung (формирование, просвещение). Возникшая в  XVIII веке, эта система воспитания стала основой возрождения духовной культуры Германии.  «Концерт», союз таких культурных личностей, по замыслу идеологов немецкой системы, «способен создать  здоровую, сильную нацию, государство».

     Заслуживает внимания опыт создания уже в 20-е годы ХХ века системы музыкального воспитания, предложенной неоднозначным австрийским композитором,  педагогом Карлом Орфом.  На основе своего собственного опыта работы с детьми в созданной им школе гимнастики, музыки и танца «Гюнтершуле» Орф призывал развивать творческие способности у всех без исключения детей и учить их  творчески подходить к решению любой задачи и проблемы во всех сферах деятельности человека. Как это созвучно идеям нашего знаменитого музыкального педагога А.Д.  Артоболевской! У неё в музыкальном классе практически не было отсева учеников. И дело не только в том, что она трепетно любила своих воспитанников («педагогика, как она часто говорила, это —  гипертрофированное материнство»). Для нее не существовало неталантливых детей. Ее педагогика – «педагогика дальних результатов» — формирует не только музыканта, не только личность, но и общество…  И  как тут не вспомнить высказывание Аристотеля о том, обучение музыке «должно преследовать эстетические, нравственные и интеллектуальные цели»,  а также «гармонизировать отношения между человеком и обществом».

     Интересен также  научный и педагогический опыт известных музыкантов Б.Л. Яворского (теория музыкального мышления, концепция об ассоциативном мышлении учащихся)  и  Б.В. Асафьева  (воспитание интереса и любви к музыкальному искусству).

     Идеи гуманизации общества, этического, духовно-нравственного воспитания учеников расценивается многими российскими музыкантами и педагогами как важный компонент развития отечественной музыки и искусства. Музыкальный педагог Г. Нейгауз утверждал: «В подготовке пианиста иерархическая последовательность задач такая: первая – человек, вторая – художник, третья – музыкант, и только четвертая – пианист».

     При  рассмотрении вопросов, связанных с реформированием системы музыкального образования в России, нельзя не затронуть вопрос  о сохранении приверженности принципам академичности в  подготовке кадров музыкантов. С известными оговорками можно констатировать, что наша музыкальная образовательная система за прошедшие турбулентные десятилетия не утратила свои академические традиции. Похоже, в целом удалось не растерять накопленный веками и проверенный временем потенциал, сохранить приверженность классическим традициям и ценностям.  И, наконец, сохранен совокупный интеллектуальный творческий потенциал страны для исполнения музыкой своей культурологической миссии. Хочется верить, что продолжит развиваться также и эвристический компонент академического образования. 

     Академизм, фундаментальность музыкального образования, как показала практика, оказались неплохой прививкой против неаккуратного, неопробированного  перенесения на нашу почву некоторых  западных разновидностей музыкального образования.

     Думается, что в интересах налаживания культурных  связей с зарубежными странами, обмена опытом по вопросам подготовки музыкантов было бы целесообразно в экспериментальном порядке создать музыкальные мини-классы, например, при посольствах США и ФРГ в Москве (или в ином формате). Приглашенные из этих стран преподаватели музыки могли бы продемонстрировать преимущества  американской, немецкой и в целом  болонской систем обучения. Появятся возможности ближе познакомиться  с некоторыми зарубежными методиками (и их интерпретациями) преподавания музыки ( методы  Далькроза,  Кодая, Карла Орфа, Судзуки, O`Kоннора,  Гордонская теория музыкального обучения, «разговорное сольфеджио», программа “Simply music”, методика М. Карабо-Коуна и другие). Полезными для музыки и детей могли бы стать организованные, например, на наших южных курортах « отдых/уроки» учеников российской и зарубежной музыкальных школ – друзей. Такого рода международные культурные связи, кроме пользы от изучения зарубежного опыта (и пропаганды своего), создают неполитизированные каналы сотрудничества, которые могли бы внести свой   вклад в размораживание и развитие отношений между Россией  и странами Запада.

     Приверженность большой части российского музыкального истеблишмента принципам фундаментальности музыкального образования в среднесрочной перспективе может сыграть спасительную для отечественной музыки роль. Дело в том, что через 10-15 лет в нашей стране может произойти демографический коллапс. Приток молодых россиян в народное хозяйство, науку и искусство резко сократится. Согласно пессимистическим прогнозам, к 2030 году число мальчиков и девочек в возрасте 5-7 лет сократится ориентировочно на 40% по сравнению с настоящим временем. Первыми в системе музыкального образования, кто столкнется с этой проблемой, будут детские музыкальные школы. Спустя короткий промежуток времени волна демографического «провала» достигнет высших уровней образовательной системы. Проигрывая в количественном отношении, российская музыкальная школа может и должна компенсировать это наращиванием качественного потенциала и  мастерства каждого молодого музыканта.  Пожалуй,   только следуя традициям академического образования, использую всю мощь музыкального кластера нашей страны  можно усовершенствовать систему поиска музыкальных алмазов и превращения их в бриллианты.

     Концептуальный (а может быть  и практический) опыт упреждения демографического удара в музыкальном пространстве мог бы оказаться  полезным для решения аналогичных проблем в наукоемких, инновационных сегментах народного хозяйства России.

     Качество подготовки  в детских музыкальных школах можно было бы повысить в том числе и за счет проведения открытых уроков для особо отличившихся учеников ДМШ, например, в Российской академии  музыки имени Гнесиных. Огромная польза была бы от эпизодического  участия профессоров музыкальных вузов в обучении юных музыкантов. На наш взгляд были бы полезными также и другие предложения, которые  изложены в заключительной части данной статьи.

     Анализируя положение в российской системе образования, приходится с сожалением констатировать  то обстоятельство, что за последние двадцать пять лет к  прежним проблемам и задачам реформирования добавились новые. Они возникли в этот переходный период от плановой экономики к рыночной как следствие затянувшегося системного кризиса  экономики и политической надстройки нашей страны,  и были   усугублены международной изоляцией России со стороны ведущих стран Запада. К таким трудностям можно отнести  сокращение финансирования музыкального образования, проблемы с творческой самореализацией и  трудоустройством музыкантов, рост социальной усталости, апатии,  частичную утрату пассионарности  и некоторые другие.

     И тем не менее, наше  музыкальное наследие, уникальный опыт культивирования талантов позволяет нам в условиях жесткой конкуренции за влияние в мире  преодолевать музыкальный «железный занавес». И это не только звездопад российских талантов  на западном небосклоне. Отечественные методики музыкального образования становятся популярными в некоторых странах Азии, даже в Юго-Восточной Азии, где до последнего времени любому нашему проникновению, даже культурному, препятствовали военно-политические блоки СЕАТО и СЕНТО.

         Заслуживает внимания китайский опыт реформ. Он характерен тщательной продуманностью преобразований, изучением зарубежного, в том числе российского, опыта, строгим контролем за имплементацией задуманного, мерами по корректировке и совершенствованию начатых реформ.

       Немало усилий прикладывается к  тому, чтобы по возможности сохранить самобытный культурный ландшафт, сформированный древней китайской цивилизацией.

     В основу китайской концепции музыкального и эстетического воспитания были положены идеи Конфуция о построении культуры нации, совершенствовании личности, духовном обогащении, воспитании добродетели. Декларируются также задачи по формированию активной жизненной позиции, любви к своей стране, следованию нормам поведения, умению воспринимать и любить красоту окружающего мира.

     Кстати, на примере развития китайской культуры можно, с известными оговорками, оценить универсальность тезиса (в целом весьма правомерного) известного американского экономиста Милтона Фридмана о том, что «лишь богатые страны могут позволить себе содержать развитую культуру».

     Реформа системы музыкального образования  в КНР началась в середине 80-х годов после того, как стало ясно, что задуманный патриархом китайских реформ Дэн Сяопином план перехода страны к рыночной экономике в целом удалось реализовать.

     Уже в далеком 1979 году на совещании высших музыкально-педагогических заведений Китая  было принято решение о начале подготовки к реформе. В 1980 году был составлен «План подготовки специалистов в области музыки для высших педагогических заведений» (в настоящее время в китайских школах работает примерно 294 тысячи профессиональных учителей музыки, в том числе 179 тысяч в начальных школах, 87 тысячи в средних школах и 27 тысяч в высших средних школах). Тогда же было принято постановление о подготовке и выпуске учебной литературы (отечественной и переводной зарубежной), в том числе по вопросам музыкально-педагогического образования. За короткие сроки были подготовлены и опубликованы академические исследования по темам «Концепция музыкального образования» (автор Цао Ли), «Формирование музыкального  образования» (Ляо Цзяхуа), «Эстетическое воспитание в будущем» (Ван Юэцюань),  «Введение в зарубежную науку музыкального образования» (Ван Цинхуа), «Музыкальное образование и педагогика» (Юй Вэньву). В 1986 году была проведена масштабная всекитайская конференция по вопросам музыкального образования. Заблаговременно были созданы организации по вопросам музыкального образования, в том числе Исследовательский совет по вопросам музыкального образования, Ассоциация музыкантов по вопросам музыкального образования, Комитет музыкального образования и др.

     Уже в ходе реформирования принимались меры по оценке правильности выбранного курса, его корректировке. Так, только в 2004-2009 годах в КНР  были проведены четыре представительные конференции и семинары по вопросам музыкального образования, том числе три  международные.

     Упомянутая выше китайская система школьного образования предусматривает, что  в начальной школе с первого по четвертый класс уроки музыки проводятся два раза в неделю, с пятого класса – один раз в неделю. На занятиях учат пению, умению слушать музыку,  игре на музыкальных инструментах (фортепиано, скрипка, флейта, саксофон, ударные инструменты), изучают нотную грамоту. Школьное образование дополняется музыкальными кружками в пионерских дворцах, центрах культуры и других учреждениях дополнительного образования.

     В Китае много частных детских музыкальных школ и курсов.  Действует облегченная система их открытия. Достаточно иметь высшее музыкальное образование и получить лицензию на музыкальную педагогическую деятельность. Экзаменационная комиссия в таких школах формируется  с участием представителей других музыкальных школ. В отличие от наших, китайские детские музыкальные школы активно привлекают  профессоров и преподавателей из консерваторий и педагогических вузов. Такова, например,  Детская школа искусств при Цзилиньском институте искусств и детский центр имени Лю Шикуня.

     В музыкальные школы принимаются дети в возрасте шести и даже пяти лет (в обычных китайских школах обучение начинается с шести лет).
     При некоторых китайских вузах (консерваториях, сейчас их восемь)  функционируют начальные и средние музыкальные школы для интенсивной подготовки одаренных детей – так называемые школы 1-й и 2-й ступени.  Для обучения в них отбирают мальчиков и девочек уже в возрасте пяти — шести лет. Конкурс на поступление в специализированные музыкальные школы огромен, так как  это —  надежный способ стать профессиональным музыкантом. При поступлении оцениваются не только способности к музыке (слух, память, ритм), но и работоспособность, трудолюбие —  качества, сильно развитые у китайцев.
     Как уже отмечалось выше, степень оборудованности музыкальных учреждений техническими средствами и компьютерами в КНР одна из самых высоких в мире.

                                                          З А К Л Ю Ч Е Н И Е

     Наблюдая некоторые важные новации в  российском музыкальном образовании, следует все же констатировать, что системной реформы в этой сфере, по большому счету, пока не произошло. Обвинять наших реформаторов или благодарить за спасение бесценной системы?  Ответ на этот вопрос даст время. Кто-то из отечественных экспертов считает, что вообще не следует преобразовывать то, что эффективно работает (главное – сохранять культурное наследие, не растерять высокое качество музыкантов). С их точки зрения, далеко не случайно то обстоятельство, что учителем Ван Клиберна был российский музыкант, получивший образование в нашей стране. Сторонники радикальных мер исходят из диаметрально противоположных постулатов.  С их точки зрения, реформы нужны, но они пока даже не начинались. То, что мы видим, это – всего лишь косметические меры.

      Можно высказать предположение, что  сверхосторожность в реформировании  некоторых принципиально важных элементов музыкального образования, а также  игнорирование, пренебрежение мировыми императивами таят в себе угрозу отставания. Вместе с тем, деликатный подход к решению стоящих перед нами проблем  о б е р е г а е т  (как когда-то это делала первая итальянская консерватория) то, чем  дорожит наше общество.

     Кавалеристские попытки преобразований в 90-е годы с  излишне революционными лозунгами и «шашкой наголо» (какое разительное отличие от «реформы Кабалевского»!)  сменились в начале нынешнего века более осторожными последовательными шагами к тем же, по существу, целям. Создаются предпосылки  к гармонизации разных подходов к реформе, нахождению совместных и согласованных решений, обеспечению исторической преемственности,  осторожному развитию системы вариативного образования.

    Результаты большой работы, которая ведется в Российской Федерации по адаптации музыкального  кластера к новым реалиям, на наш взгляд, не в полной мере доводятся до музыкальной общественности страны. В результате, не у всех заинтересованных лиц – музыкантов, преподавателей, студентов —  складывается исчерпывающее комплексное впечатление  о целях, формах, методах и сроках проводимой реформы музыкального образования, а главное – о её векторе…  Пазл не складывается.

    Основываясь на анализе практических шагов в этой области, можно, с известными оговорками, сделать вывод о том, что  многое еще предстоит реализовать. Надо  не только  продолжить начатое, но и искать новые возможности совершенствования действующего механизма.

      Главными, на наш взгляд,  направлениями реформ в обозримом будущем  могли бы стать следующие:

   1. Доработка на основе широкого  п у б л и ч н о г о  обсуждения концепции и программы  дальнейшего развития музыкального образования на средне- и долгосрочную перспективу с учетом передового зарубежного опыта.  Хорошо бы при этом учесть  императивы и логику самой музыки, понять, как их вписать в рыночные отношения.

     Возможно, есть смысл расширить масштабы интеллектуального, научно – аналитического обеспечения проработки теоретических и практических вопросов реформирования, в том числе за счет проведения соответствующих  международных конференций. Они могут быть организованы, например, на Валдае, а также в КНР (поразила темпами, комплексностью и проработанностью реформ), США (классический пример западных инноваций)  или в Италии (востребованность в перестройке образовательной системы очень велика, так как римская реформа музыки одна из самых непродуктивных, запоздалых).  Усовершенствовать систему мониторинга взглядов и оценок представителей  всех уровней музыкального сообщества по вопросам совершенствования музыкального образования.

      Еще большую, чем прежде, роль в модернизации системы образования  призвана сыграть музыкальная элита страны, общественные организации, Союз композиторов, аналитический потенциал консерваторий, музыкальных академий и школ, а так же российские профильные министерства и ведомства,  Совет при президенте РФ по культуре и искусству, Центр экономики непрерывного образования РАНХ и ГС,  Национальный совет по современному музыкальному образованию, Научный совет по проблемам истории музыкального образования  и другие. Для демократизации процесса реформирования  было бы полезным создать  Российскую  ассоциацию музыкантов по вопросам опережающего реформирования музыкального образования ( в дополнение к созданному недавно Научному совету по проблемам музыкального образования).

   2. Поиск возможностей финансового обеспечения реформ музыкального сегмента в условиях рыночной экономики. Здесь мог бы пригодиться китайский опыт привлечения негосударственных  источников финансирования.  И, конечно, нам не обойтись без богатого опыта ведущей капиталистической страны: Соединенных Штатов. В конце концов, нам еще предстоит определиться, насколько можно полагаться на денежные субсидии от благотворительных фондов, на частные пожертвования. И до каких пределов можно снижать размеры финансирования из государственного бюджета.

     Американский опыт показал, что в период кризиса 2007-2008 годов музыкальный сектор США пострадал существенно больше, чем большинство  других отраслей экономики (и это несмотря на то, что Президент Обама выделил единовременно 50 млн. долл. на сохранение рабочих мест в  сфере искусства). И, тем не менее, безработица среди деятелей искусства росла в два раза быстрее, чем во всей экономике. В 2008 году в США 129 тысяч деятелей искусства потеряли работу. А те, кто не был уволен,  испытывали ощутимые трудности, так как получали меньшее жалование из-за сокращения программ выступлений. Так, например, зарплата музыкантов одного из лучших в мире американских оркестров «Цинцинатти Симфони» в 2006 году уменьшилась на 11%, а «Балтимор Опера Компани» была вынуждена начать процедуру банкротства. На Бродвее некоторые музыканты пострадали от того, что живая музыка в массовом порядке стала заменяться музыкой в записи.

       Одной из причин столь неблагоприятного положения в США с финансированием музыкальных структур стало существенное снижение за последние десятилетия доли государственных источников финансирования: с 50% от общего объема поступаемых в музыкальный сектор денег до 10% в настоящее время. На пострадавший во время кризиса частный филантропический источник инвестиций традиционно приходилось 40% всех финансовых вливаний. С началом кризиса  активы благотворительных фондов за короткий период упали на 20-45%. Что касается собственных источников поступления капиталов (в основном от продажи билетов и рекламы), доля которых до кризиса составляла почти 50%, то из-за сокращения потребительского спроса  они также существенно сузились.  Брюсу Риджу, председателю «International Conference of Symphony and Opera Musicians» и многим его коллегам пришлось обратиться в Конгресс США с просьбой принять меры к снижению налогового бремени на частные фонды. Чаще стали раздаваться голоса в пользу увеличения государственного финансирования отрасли.

    Сначала экономический рост, а потом – финансирование культуры?

     3.  Повышение престижа российского  музыкального образования, в том числе за счет повышения уровня оплаты труда музыкантов. Остро стоит и вопрос оплаты труда учителей. Особенно в контексте  комплекса сложных задач, которые им приходится решать заведомо на неконкурентоспособных позициях (взять хотя бы уровень обеспеченности  вспомогательными средствами и оборудованием). Чего стоит обостряющаяся в детских музыкальных школах проблема мотивирования на учебу «маленьких» учеников, только 2%  (по другим данным, эта цифра несколько выше)из которых связывают свое профессиональное будущее с музыкой!

      4. Решение проблемы материально-технического обеспечения учебного процесса (снабжение классов видео- и аудиоаппаратурой, музыкальными центрами,  MIDI аппаратурой). Организовать подготовку и переподготовку  учителей музыки по курсу «Музыкально творчество с использованием компьютера», «Компьютерная композиция», «Методика обучения навыкам работы с музыкальными компьютерными программами». Следует вместе с тем учитывать то обстоятельство, что, решая быстро и достаточно эффективно многие практические учебные задачи, компьютер пока не способен заменить творческий компонент в работе музыканта.

     Разработать компьютерную программу обучения игре на различных музыкальных инструментах для людей с ограниченными физическими возможностями.

    5. Стимулирование общественного интереса к музыке (формирование «спроса», который, согласно законам рыночной экономики, будет стимулировать «предложение» со стороны музыкального сообщества). Здесь важен уровень не только музыканта. Нужны также  более активные действия по повышению культурного уровня слушающего музыку, а значит – всего общества. Напомним, что качественный уровень социума это – и качество детишек, которые откроют дверь в музыкальную школу. Можно было бы, в частности, шире использовать практику, применяемую в нашей детской музыкальной школе, привлечения всей семьи к участию в экскурсиях, занятиях, формирования в семье навыков восприятия произведений искусства.

      6. В интересах развития музыкального просвещения, недопущения «сужения» (качественного и количественного) аудитории концертных залов, возможно, было целесообразно развивать музыкальное образование в начальных и средних общеобразовательных школах. Посильную роль в этом могли бы сыграть детские музыкальные школы (опыт, кадры, концертно-просветительская деятельность юных музыкантов).

     Внедряя преподавание музыки в общеобразовательных школах,  желательно учесть негативный опыт США. Американский эксперт Лаура Чепман в своей книге “Instant Art, Instant Culture” констатировала плохое положение дел  с обучением музыке в обычных школах. По ее мнению, главной причиной этого является острый дефицит профессиональных учителей музыки. Чепман считает, что  лишь 1% от всех занятий по этому предмету в общеобразовательных школах США проводится на должном уровне. Велика текучесть кадров. Она также обращает внимание на то, что 53% американцев вообще не получили никакого музыкального образования…

      7. Развитие инфраструктуры популяризации  классической музыки, «доведения» ее до «потребителя» (клубы, центры культуры, концертные площадки). Точка в противостоянии «живой» музыки со звукозаписывающим Голиафом еще не поставлена. Возродить старую практику проведения мини-концертов в фойе  кинозалов, в парках, метро и др. На этих и других площадках могли бы выступать оркестры, которые желательно создавать, в том числе из учащихся детских музыкальных школ и ярких ее выпускников. Такой опыт имеется и в нашей детской музыкальной школе им. А.М. Иванова-Крамского. Интересен опыт Венесуэлы, где при поддержке государства и общественных структур была создана охватывающая всю страну сеть детских и юношеских оркестров с участием десятков тысяч «уличных» подростков. Так было создано целое поколение увлеченных музыкой людей. Была решена и острая социальная проблема.

     Обсудить возможность создания «города музыки» в Новой Москве или в Адлере со своей концертной, образовательной, гостиничной инфраструктурой (по типу Силиконовой долины, Лас Вегаса, Голливуда, Бродвея, Монмартра).

      8. Активизация инновационной и экспериментальной деятельности  в интересах модернизации системы музыкального образования. Развивая отечественные наработки в этой области, было целесообразно использовать и китайский опыт. Известен метод, который КНР применила при проведении масштабной политической реформы конца 70 – х годов прошлого столетия. Как известно,  Дэн Сяопин сначала опробировал реформу  на территории одной из китайских провинций (Сычуань). И лишь после этого перенес полученный опыт на всю страну.

      Научный подход был также применен  при реформе музыкального образования в Китае.   Так,  во всех профильных высших учебных заведениях КНР были установлены нормы выполнения преподавателями научно-исследовательской работы.

      9. Использование возможностей телевидения и радио для популяризации музыки, пропаганды деятельности детских музыкальных школ и других музыкальных образовательных учреждений.

      10. Создание научно-популярных и  игровых фильмов, вызывающих интерес к музыке.  Создание кинофильмов о  необычных легендарных судьбах музыкантов: Бетховене, Моцарте, Сеговии, Римском-Корсакове,  Бородине, Зимакове. Создать детский игровой фильм о жизни музыкальной школы.

       11. Издавать больше книг, которые стимулировали бы общественный интерес к музыке. Учитель детской музыкальной школы предпринял попытку выпустить книгу, которая способствовала бы формированию у юных музыкантов отношения к музыке как историческому феномену. Книгу, которая поставила бы перед учеником вопрос, кто в мире музыки первичен: музыкальный гений или история? Музыкант – это интерпретатор или творец истории искусства? Мы пытаемся донести до учеников детской музыкальной школы (пока безуспешно) рукописный вариант книги о детских годах великих музыкантов мира. Нами предпринята попытка не только понять  начальные  истоки мастерства великих музыкантов, но и показать исторический фон эпохи, «родившей» гения. Почему возник Бетховен?  Откуда у Римского-Корсакова столько сказочной музыки?  Ретроспективный взгляд на актуальные вопросы… 

       12. Диверсификация каналов и возможностей самореализации молодых музыкантов (вертикальные лифты). Дальнейшее развитие гастрольной деятельности. Увеличить ее финансирование. Недостаточное внимание к модернизации и совершенствованию системы самореализации, например, в ФРГ привело к тому, что конкуренция  на  место в престижных оркестрах  многократно выросла за последние тридцать лет и достигла примерно двухсот человек на одно место.

        13. Развитие мониторинговой функции детских музыкальных школ. Отслеживать  на ранних этапах новые моменты в детском восприятии музыки, искусства, а также выявлять признаки   позитивного и негативного отношения к учебе.

        14. Активнее развивать миротворческую функцию музыки. Высокая степень аполитичности музыки, её относительная отстраненность  от политических интересов властителей мира служит неплохой основой для преодоления конфронтационности на земном шаре. Мы верим, что рано или поздно, эволюционным путем или через  катаклизмы человечество придет к осознанию взаимозависимости всех людей на планете. Нынешний инерционный путь развития человечества канет в лету. И все станут понимать  аллегорический смысл «эффекта бабочки», который был сформулирован  Эдвардом Лоренцем, американским математиком, создателем  теории хаоса. Он полагал, что все люди взаимозависимы. Никакие государственные  границы не способны гарантировать отдельно взятой стране  безопасность от внешних угроз (военных, экологических …).  По мнению Лоренца, незначительные, на первый взгляд, события в одной части планеты, вроде «легкого ветерка» от взмаха крыльев бабочки где-нибудь в Бразилии при определенных условиях дадут импульс  лавинообразным  процессам, которые приведут «к урагану» в Техасе. Выход напрашивается сам собой: все люди на земле – одна семья. Важным условием ее благополучия является мир, взаимопонимание. Музыка (не только одухотворяет жизнь каждого индивидуума), но также является  деликатным инструментом формирования гармоничных международных отношений.

     Подумать о целесообразности предложить «Римскому клубу» доклад на тему: «Музыка как мост между странами и цивилизациями».

        15. Музыка может стать естественной платформой для гармонизации гуманитарного международного сотрудничества. Гуманитарная сфера очень отзывчива на деликатный морально-этический подход к решению ее проблем. Именно поэтому культура и музыка могут стать не только приемлемым инструментом, но и главным критерием истинности вектора перемен  в гуманитарном международном диалоге.

        Музыка – это «критик», который «указывает» на нежелательное явление не напрямую, не в лоб, а косвенно, «от обратного» (как в математике, доказательство «от противного»; лат. “Contradictio in contrarium”).  Американский культуролог Эдмунд Б. Фельдман подметил эту особенность музыки: «Как мы можем разглядеть уродливость, если не познаем прекрасное?»

         16. Налаживание более тесных связей с коллегами за рубежом. Обмен с ними опытом, создание совместных проектов. К примеру, резонансными и полезными были бы выступления оркестра, который можно было бы сформировать из музыкантов всех основных мировых конфессий. Он мог бы получить название «Созвездие» («Constellation»), или «Созвездие  религий».  Концерты этого оркестра были бы востребованы  на международных мероприятиях, посвященных памяти жертв террористов, мероприятиях по линии ЮНЕСКО, а так же на различных международных форумах и площадках.  Важной миссией этого ансамбля была бы пропаганда идей мира, толерантности, мультикультурализма, а через какое-то время, возможно, и идей экуменизма, сближения религий.

          17.  Жива идея международного обмена кадрами преподавателей на ротационной и даже постоянной основе. Уместно было бы провести исторические аналогии. Так, например, XVIII век в Европе и России прославился интеллектуальной миграцией. Вспомним хотя бы тот факт, что  первую в России музыкальную академию в Кременчуге (создана  в конце XVIII века по типу консерватории) возглавил итальянский композитор и дирижер Джузеппе Сарти, проработавший в нашей стране около 20 лет. А братья Карцелли  открыли в Москве музыкальные школы, в том числе первую в России музыкальную школу для крепостных (1783г.).

          18. Создание в одном из российских городов  инфраструктуры для проведения ежегодного международного конкурса молодых исполнителей «Музыка юного мира» по типу песенного «Евровидения».

          19. Уметь видеть будущее музыки. В интересах стабильного развития страны, сохранения высокого уровня отечественной музыкальной культуры следует больше внимания уделять долгосрочному планированию образовательного процесса с учетом прогнозируемых социально-экономических и политических изменений в будущем. Более активное применение «концепции опережающего образования» позволит смягчить негативное влияние внутренних и внешних угроз российской культуре. Подготовиться к демографическому коллапсу. Своевременно перенацелить образовательную систему на формирование более «интеллектуально емких» специалистов.

     20. Можно предположить, что   влияние технологического прогресса на развитие классической музыки, особенно сильно проявившее себя в ХХ веке, продолжиться. Проникновение искусственного интеллекта в сферу искусства усилится. И хотя музыка, особенно классическая, обладает огромным «иммунитетом» к разного рода новациям, все же композиторам будет брошен серьезный «интеллектуальный» вызов. Не исключено, что в этом противостоянии зародится  Музыка Будущего. Там найдется место и предельному упрощению популярной музыки, и максимальному приближению музыки к запросам каждого индивидуума, созданию музыки – удовольствия, гегемонии моды над музыкой.  Но для многих ценителей искусства сохранится влюбленность в классическую музыку. А данью моде стает  г о л о г р а ф и ч е с к а я   демонстрация «состоявшегося» в Вене в конце XVIII  века  концерта симфонической музыки под управлением Бетховена!

      От музыки этрусков к звукам нового измерения. Дорога длиною более  чем в три тысячи лет…

          На наших глазах открывается новая страница в мировой истории музыки. Какая она будет? Ответ на этот вопрос зависит от многих слагаемых, и прежде всего от политической воли верхов, активной позиции музыкальной элиты и подвижничества  учителей музыки.

Список использованной литературы

  1. Зенкин К.В. Традиции и перспективы консерваторского послевузовского образования в России в свете проекта федерального закона «Об образовании в РФ»; n.v.mosconsv.ru>wp- content/media/02_ Zenkin Konstantin 1.pdf.
  2. Рапатская Л.А. Музыкальное образование в России в контексте культурных традиций.- «Вестник международной академии наук» (российская секция), ISSN:1819-5733/
  3. Купец  Л.А. Музыкальное образование в современной России: между глобальностью и национальной идентичностью//Человек, культура и общество в контексте глобализации. Материалы международной научной конференции., М., 2007.
  4. Байденко В.И. Многоплановый и системный характер Болонского процесса. www.misis.ru/ Portals/O/UMO/Байденко_многоплановый.pdf.
  5. Orlov V. www.Academia.edu/8013345/Russia_Music_Education/Vladimir Orlov/Academia.
  6. Долгушина М.Ю. Музыка как феномен художественной культуры, https:// cyberleninka. Ru/article/v/muzika-kak-fenomen-hudozhestvennoy-kultury.
  7. Программа развития системы российского музыкального образования на период с 2014 по 2020годы.natala.ukoz.ru/publ/stati/programmy/programma_razvitija_systemy_rossijskogo_muzykalnogo_obrazovaniya…
  8. Музыкальная культура и образование: инновационные пути развития. Материалы II Международной научно-практической конференции 20-21 апреля 2017 года, Ярославль, 2017, под научн. Ред. О.В. Бочкаревой. https://conf.yspu.org/wp-content/uploads/sites/12/2017/03/Muzikalnaya-kultura-i
  9. Томчук С.А. Проблемы модернизации музыкального образования на современном этапе. https://dokviewer.yandex.ru/view/0/.
  10. Music of the United States 2007. Schools-wikipedia/wp/m/Music_of_the_United_States. Htm.
  11. Oversight Hearing on Art Education. Hearing before the Subcommittee on Elementary, Secondary and Vocational Education of the Committee on Education and Labor. House of Representatives, Ninety-Eighth Congress, Second Session (February 28, 1984). Congress of the U.S., Washington, D.C, U.S.; Government Printing Office, Washington, 1984.
  12. National Standards for Music Education. http://musicstandfoundation.org/images/National_Standarts_ _-_Music Education.pdf.

       13. The text of the Bill march 7, 2002; 107th congress 2d Session H.CON.RES.343: Expressing the                 sense of the Congress supporting Music Education and Music in Our Schools Month; The House of       Representatives.

14.“A Nation at Risk: The Imperative for Educational Reform”. The National Commission on Excellence in Education, A Report to the Nation and the Secretary of Education, US Department of Education, april 1983 https://www.maa.org/sites/default/files/pdf/CUPM/ first_40 years/1983-Risk.pdf.

15. Elliot Eisner  “The role of the Arts in Educating the Whole Child, GIA Reader,vol12  N3 (Fall 2001) www/giarts.org/ article/Elliot-w- Eisner-role-arts-educating…

16. Лю Цзин, Государственная политика Китая в сфере музыкального образования. Музыкальное и художественное образование в современном виде: традиции и инновации. Сборник материалов Международной научно-практической конференции Таганрогского института имени А.П. Чехова (филиала) ФГБОУ ВО «Ростовский государственный экономический университет(РИНХ)», Таганрог, 14 апреля 2017 года.  Files.tgpi.ru/nauka/publictions/2017/2017_03.pdf.

17. Ян Бохуа  Музыкальное воспитание в общеобразовательных школах современного Китая, www.dissercat.com/…/muzykalnoe

18. Го Мэн  Развитие высшего музыкального образования в Китае (вторая половина ХХ – начало ХХI века, 2012, https://cyberberleninka.ru/…/razvitie-vysshego

19. Хуа Сяньюй  Система музыкального образования в Китае/   https://cyberleniika.ru/article/n/sistema-muzykalnogo-obrazovaniya-v-kitae.

20. The Economic and Employment Impact of the Arts and Music Industry,  Hearing before the Committee on Education and Labor, US House of Representatives, One Hundred Eleventh Congress, first session. Wash.D.C.,march 26,2009.

21. Ермилова А.С. Музыкальное образование в Германии. htts:// infourok.ru/ issledovatelskaya-rabota-muzikalnoe-obrazovanie-v-germanii-784857.html.



Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (голосов: 2, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *