БОРОДИН:  УДАЧНЫЙ  АККОРД  МУЗЫКИ  И  НАУКИ

     Каждый молодой человек, рано или поздно, задумывается над вопросом, чему посвятить свою жизнь, как добиться того, чтобы будущая работа стала продолжением его детской или юношеской мечты. Всё просто, если ты увлечен одной, главной целью жизни. В этом случае можно сконцентрировать все свои силы на ее достижении, не отвлекаясь на другие, второстепенные задачи.

      А что если ты безумно любишь природу, подводный мир, мечтаешь о кругосветном плавании, теплых морях, жестоких штормах, бредишь южным звездным небом или северным сиянием?  И в то же время хочешь стать врачом, как и твои родители. Возникает серьезнейший вопрос, дилемма: стать путешественником, подводником, капитаном дальнего плавания, астрономом или врачом.

      А как быть девочке, родившейся с мечтой стать художником, но которой очень надо стать физиком и придумать формулу, чтобы обезвредить зараженную на сотни лет землю, на которой когда-то жила её бабушка неподалеку от Чернобыля. Хочется вернуть любимой бабуле  Родину, потерянные  мечты, здоровье…

    Искусство или наука, педагогика или спорт, театр или космос, семья или геология, шахматы или музыка??? Сколько людей на Земле, столько и альтернатив.

     А знаешь ли ты, что очень талантливый композитор, он же выдающийся химик, он же прославленный медик – Александр Порфирьевич Бородин – преподал нам уникальный урок успешного совмещения сразу нескольких призваний. И что особенно ценно: во всех трех совершенно разных областях человеческой деятельности он добился мирового признания! Три профессии, три ипостаси – один человек. Три разные ноты слились в чудесный аккорд! 

      А.П. Бородин интересен нам еще одним совершенно необычным фактом. С силу сложившихся обстоятельств он всю свою жизнь прожил под чужой фамилией, с чужим отчеством. А родную маму был вынужден называть тетей…

      Не пора ли нам заглянуть в эту полную загадок жизнь очень доброго по своей натуре, простого, отзывчивого человека?

       Его отец, Лука Степанович Гедианов, принадлежал к старому княжескому роду, основателем которого был Гедей. В годы правления  царя Ивана Грозного (XVI век) Гедей “из  Орды прииде со свои татары на Русь”. При крещении, то есть при переходе из магометанской веры в православную, получил имя Николай. Верой и правдой служил Руси. Известно, что прабабушка Луки Степановича была царевной Имеретинской (Грузия).   

      Лука Степанович  полюбил  молодую девушку, Авдотью Константиновну Антонову. Она была на 35 лет моложе его. Ее отец был простым человеком, защищал Родину, будучи простым солдатом.

      31 октября 1833г. у Луки Степановича и Авдотьи родился сын. Нарекли его Александром. С этим именем он прожил всю жизнь. А вот фамилию и отчество он не мог унаследовать от отца. Слишком неравный брак в те времена не мог состояться официально. Такие тогда были времена, такие нравы. Царил домострой. До отмены крепостного права оставалось еще почти тридцать лет.

     Как бы то ни было, человек не должен жить без фамилии. Было решено дать Александру отчество и фамилию работавшего у Гедианова камердинером (проще говоря, комнатным слугой) Порфирия Ионовича Бородина. Он был крепостным. Для Саши это был совершенно чужой человек. Чтобы скрыть от людей правду о происхождении мальчика, его попросили называть свою  настоящую маму тетей.

      В те далекие годы несвободный, крепостной человек не мог учиться не только в высших учебных заведениях, но даже и в гимназии. Когда Саше исполнилось восемь лет, Лука Степанович дал ему вольную, освободил его от крепостной зависимости. Но  для поступления  в Университет, институт или государственную гимназию требовалась еще и принадлежность хотя бы к среднему сословию. И маме пришлось за денежное вознаграждение попросить записать сына в третью (самую низшую) гильдию купечества.

      Детство Саши протекало относительно безмятежно. Сословные проблемы, принадлежность к низшим слоям гражданского общества мало его волновали.

     С детских лет он жил в городе, в каменных, безжизненных его лабиринтах. Был лишен возможности общаться с живой природой, слушать деревенские песни. Ему хорошо запомнилось первое знакомство с “волшебной, завораживающей музыкой” старой потертой шарманки. И пусть она поскрипывала, покашливала, а ее мелодия заглушалась шумом улицы: цокотом конских копыт, криками торговцев-ходебщиков, стуком молота из соседнего двора…

      Иногда ветер доносил до сашиного двора мелодии духового оркестра. Звучали военные марши. Неподалеку находился Семеновский плац. Солдаты оттачивали строевой шаг под четкий ритм марша.

     Вспоминая, детство, уже взрослый Александр Порфирьевич говорил: “О музыка! Она всегда проникала в меня до костей!”

     Мама чувствовала, что ее сын сильно отличался от других детей. Особенно он выделялся своей феноменальной памятью, интересом к музыке.

     В сашином доме было фортепиано. Мальчик пытался подбирать, наигрывать понравившиеся ему марши. Мама иногда играла на семиструнной гитаре. Изредка из девичьей комнаты господского дома доносились песни служанок.

     Саша рос худеньким, болезненным мальчиком. Невежественные соседи пугали маму: “Долго не проживет. Наверное, чахоточный”. Эти страшные слова заставляли маму с удвоенной силой заботиться о сыне, оберегать его. Она не хотела верить этим предсказаньям. Делала все для Саши. Мечтала дать ему самое лучшее образование. Он рано выучил французский и немецкий языки, увлекся рисованием акварелью, лепкой из глины. Начались уроки музыки.

      В гимназии, куда поступил Александр, помимо общеобразовательных предметов, преподавалась музыка. Еще до поступления в гимназию он получил первичные музыкальные знания. Играл на фортепиано и флейте.  Более того, вместе со своим другом исполнял в четыре руки симфонии Бетховена и Гайдна. И все же, правильно считать, что первым профессиональным учителем  для Саши стал немец Порман, преподаватель музыки в гимназии.

     В девять лет Александр сочинил польку “Helen”.  Спустя четыре года написал первое значительное произведение: концерт для флейты с фортепиано. Тогда же научился играть на виолончели. Продемонстрировал потрясающую склонность к фантазированию. Не отсюда ли  способность, никогда не бывав в жарких странах,  спустя годы сочинить музыкальную картинку “В Средней Азии” с мерной поступью верблюдов, тихим шорохом пустыни, протяжной песнью погонщика караванов.

      Очень рано, в возрасте десяти лет, стал интересоваться химией. Хотите верьте, хотите нет, но на выбор Бородиным этой своей будущей профессии повлияли увиденные им в детстве праздничные взрывы пиротехники. Саша посмотрел на красивые фейерверки не так, как все. Он увидел не столько красоту в ночном небе, сколько скрытую в этой красоте загадку. Как настоящий ученый он спросил себя, а почему так красиво получается, а как это устроено, а из чего состоит?

     Когда Александру исполнилось 16 лет, надо было решить, куда пойти учиться. За музыкальную карьеру никто из знакомых и родственников не ратовал. К музыке относились как к несерьезному занятию. Не считали ее профессией. Саша в то время также не планировал стать профессиональным музыкантом.

      Выбор пал на Медико-хирургическую академию. С новым документом о “принадлежности” к купечеству третьей гильдии он поступил в академию. Изучал естественные науки: химию, зоологию, ботанику, кристаллографию, физику, физиологию, анатомию, медицину. На практических занятиях по анатомии он через крошечную ранку на пальце получил смертельное заражение крови! Спасти его помогло только чудо – своевременная, высококвалифицированная помощь оказавшегося рядом профессора Бессера, сотрудника академии.

      Бородин любил учиться. Через химию и физику он общался с природой, разгадывал ее тайны.

      Не забывал он и музыку, хотя свои способности оценивал излишне скромно. Считал себя в музыке дилетантом, полагал, что играет “пакостно”. В часы, свободные от учебы, он совершенствовался как музыкант. Учился сочинять музыку. Освоил игру на виолончели.

     Подобно Леонардо да Винчи, который был художником и ученым, так же как поэт и ученый Гёте, Бородин стремился совмещать страсть к науке с любовью к музыке. Он видел и там, и там творчество, красоту. Завоевывая  вершины в искусстве и науке, его пылкий ум получал истинное удовольствие, вознаграждался новыми открытиями, новыми горизонтами познания.

     Бородин в шутку называл себя “воскресным музыкантом”, имея в виду загруженность сначала учебой, а потом работой, нехватку времени на любимую музыку. А среди музыкантов за ним закрепилось прозвище “Алхимик”.

      Иногда во время химических опытов, он всё отставлял в сторону. Задумывался, воспроизводя в своем воображении внезапно посетившую его мелодию. Записывал удачную музыкальную фразу на каком-нибудь клочке бумаги. В сочинительстве его выручали прекрасное воображение и память. Произведения рождались у него в голове. Он умел слышать оркестр в своем воображении.

     Тебе, наверное, будет интересно узнать секрет умения Александра делать столько полезного и нужного, сколько и троим не всегда по силам. Прежде всего, он умел как никто другой ценить время. Был предельно собранным, сосредоточенным на главном. Четко планировал свою работу, свое время.

      И в тоже время он любил и умел пошутить, посмеяться. Был бодр, весел, энергичен. Фантанировал шутками. Кстати, он прославился сочинением сатирических песен (например, “Спесь” и другие). Любовь к песне у Бородина была неслучайна. Для его творчества были характерны народные песенные интонации.

     По характеру Александр был открытым,  доброжелательным человеком. Ему были чужды горделивость, высокомерие. Безотказно помогал каждому. Спокойно, сдержанно реагировал на возникавшие проблемы. Был деликатен с людьми. В быту был неприхотлив, равнодушен к излишнему комфорту. Мог спать в любых условиях. Нередко забывал о еде.

     Став взрослым, он сохранил верность и науке и музыке. Впоследствии, с годами увлеченность музыкой стала слегка доминировать.

     У Александра Порфирьевича никогда не было много свободного времени. Он от этого не только не страдал (как могло показаться любителям развлечений), напротив, находил в плодотворной интенсивной работе огромную удовлетворенность, радость творчества. Конечно, и его порой, особенно ближе к старости, стали посещать сомнения, грустные мысли о том, правильно ли он сделал, что не сосредоточился на чем-то одном. Он всегда боялся “стать последним”.  Сама жизнь дала ответ на его сомнения.

     Он сделал немало открытий мирового уровня в химии и медицине. Энциклопедии стран мира, специальные справочники содержат сведения о его выдающемся вкладе в науку. А его музыкальные произведения живут на самых престижных сценах, радуют ценителей музыки, вдохновляют новые поколения музыкантов.    

      Наиболее значительным  произведением Бородина стала опера “Князь Игорь”.  Написать это эпическое русское произведение посоветовал ему композитор Милий Балакирев, вдохновитель и организатор творческой группы известных музыкантов того времени, получившей название “Могучая кучка. В основу этой оперы был положен сюжет поэмы “Слово о полку Игореве”.

      Бородин работал над произведением восемнадцать лет, но так и не успел ее завершить. Когда его не стало, верные друзья Александра Порфирьевича, композиторы Н.А. Римский – Корсаков и А.К. Глазунов дописали оперу. Мир услышал этот шедевр не только благодаря таланту Бородина, но и благодаря его прекрасному характеру. Никто не помог бы доработать оперу, если бы он не был дружелюбным, общительным человеком, всегда готовым прийти на помощь другу. Эгоистам, как правило, не помогают.

      Всю свою жизнь он ощущал себя счастливым человеком, потому что прожил две  прекрасные жизни: музыканта и ученого. Он никогда не жаловался на судьбу, благодаря которой он появился на свет и жил с чужой фамилией, а умер в чужом карнавальном костюме на маскараде во время празднования масленицы.

       Человек с несгибаемой волей, но с очень чуткой, ранимой душой, он показал на своем личном примере, что каждый из нас способен творить чудеса.                             



Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов)
Загрузка...
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *