Песни Великой Отечественной войны: из истории пяти известных песен

песни великой отечественной войныПесни Великой Отечественной войны – пласт в нашей песенной культуре совершенно особенный. Произведения рождались в паузах между боями, на привале, в строчках писем к родным, как оперативный отклик на быстро меняющуюся ситуацию на фронте. И только те стихи прошли испытание временем, что поднялись над злобой дня и обрели общечеловеческое звучание.

Песня на все времена

Гимном всего четырехлетнего испытания по праву считается «Священная война». Стихи к ней написал уже маститый к тому времени советский поэт В.Лебедев-Кумач, а музыку сочинил А.В.Александров. Времени на ноты не было – враг рвался к Москве. Пришлось взять мел, грифельную доску, чтобы певцы и музыканты уже оттуда переписали себе текст. На разучивание и репетицию времени оставалось всего сутки. С осени 1941 года песня стала ежедневно звучать по всесоюзному радио – после традиционного боя курантов.





На что считается оппозиционером Владимир Высоцкий – и тот в одной из анкет указал этот гимн в качестве любимой песни Великой Отечественной войны. И вряд ли покривил душой – ведь сказано в одной из его собственных песен: «Ни единою буквой ни лгу»…

На лирический лад

Первой же лирической песней Великой Отечественной войны стало стихотворение поэта Алексея Суркова «В землянке». Песня, собственно, и не предполагалась – несколько строк в стихах, которые после тяжелейшего боя чудом выживший Сурков набросал в письме к жене. Если бы не композитор Константин Листов, попросивший «что-нибудь» для обновления репертуара, возможно, «Землянка» так и осталась бы под спудом…

Но нет – зазвучала сначала под гитару, потом и под оркестр, по радио, вышла на пластинках. И напрасно бдительная цензура предупреждала о том, что, дескать, строка «до смерти – четыре шага» слишком уж упадническая – песня уже «пошла» в народ. А добавили ей популярности мастерским исполнением Леонид Утесов и Лидия Русланова.

Для Суркова, в сущности, стихотворение стало произведением всей сознательной жизни – никогда уже его поэзия не поднималась до столь пронзительных и трагических высот. Настолько в унисон бились сердца тех, кто был надолго, а то и навсегда разлучен войной.

Универсальная колыбельная

В фильме 1942 года «Два бойца» исполнявший роль моряка Аркадия Дзюбина Марк Бернес берет гитару и начинает напевать. Так страна узнала «Тёмную ночь» — колыбельную на все времена. Удивительно, что в стихотворении почти нет рифмы – зато оно проникнуто единым, цельным настроением. Великолепно сработал и композитор Никита Богословский.

Потрясает не то, что песня до сих пор любима, а как её обожают за рубежом. Однажды в одном из нью-йоркских ресторанов начиналась сольная карьера Вилли Токарева. И именно исполнение «Тёмной ночи» принесло ему бешеный успех, а не собственные легковесные песенки. И ещё характерный эпизод – граммофонная пластинка с первой записью песни оказалась испорчена слезами женщины-техника, осуществлявшей запись. Ну, не смогла она механически подойти к делу!..

Музыка из сердца народа

Еще одна лирическая песня Великой Отечественной войны вышла из-под пера Михаила Исаковского в самый разгар войны, в 1943-м году. Имя ей – «Огонек». Это незамысловатый рассказ о том, как парень уходит на фронт, храбро сражается с врагом, и воспоминания о возлюбленной дают ему силы, а жизни – смысл.

До настоящего времени так и не удалось установить автора мелодии. После войны даже собиралась специальная комиссия при Союзе советских композиторов для рассмотрения этого вопроса. Там и выяснилось, что никто из претендентов права на песню не подтвердил.

Кто-то вспомнил о популярном некогда танго «Стелла», да вот незадача – и там автор музыки остался неизвестным. «Огонек» вызвал к жизни целую волну переделок и подражаний, вплоть до наших дней. Речь в них – об измене девушки в связи с ложным известием о гибели парня, о его возвращении домой и их решающем объяснении.

Будем помнить…

Едва закончилась война, как поэт Михаил Исаковский  написал стихотворение «Враги сожгли родную хату». Если большинство военных песен – настроенческие, то эта — сюжетное: солдат возвращается с фронта домой, но попадает на пепелище. С горьким монологом обращается он к погибшей жене…

А партия  уже взяла курс на мирное строительство, на восстановление страны из разрухи. О погибших словно велели забыть, словно Победа не стоила миллионов жертв. Стихи запретили.

Под названием «Прасковья» их запели инвалиды на рынках и в электричках. Только в 1960 году певец Марк Бернес, которому покровительствовал один из маршалов Победы – В.И.Чуйков – решился на публичное исполнение этой песни. Зал встал, некоторое время стоял, молча, а затем устроил певцу нескончаемую овацию.

Песня стала своеобразной визитной карточкой Бернеса. Превзойти его исполнение едва ли кому удалось. Это – словно лирический народный реквием тем, кто ковал победу в тылу, кто, не щадя сил и здоровья, бил врага на разных фронтах великой войны.





Автор – Павел Малофеев

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов)
Loading...